Реагирования



бет1/6
Дата18.05.2020
өлшемі0.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6
ПРОБЛЕМЫ ЖЕРТВ
ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ
МЕХАНИЗМ РЕАЛИЗАЦИИ
РЕШЕНИЙ СУДОВ
И МЕР ПРОКУРОРСКОГО
РЕАГИРОВАНИЯ

 

Материалы восьмого семинара,


проведенного Правозащитным центром "Мемориал"
по программе "Миграция и Право" -
"Организация сети юридических консультаций
в России для беженцев и вынужденных переселенцев"


Осуществляется на средства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Фонда Форда, Фонда Мотта.

Составители сборника

Составители сборника: С.А.Ганнушкина
Ю.Я.Чардина
Руководитель программы: С.А.Ганнушкина
Ответственный редактор: Н.Ф.Штильмарк

Проблемы жертв военных действий в Чеченской республике. Механизм реализации решений судов и мер прокурорского реагирования.


Сост.: С.А.Ганнушкина, Ю.Я.Чардина;-М.:НИПЦ "Мемориал", 2000г.-248с.

Материалы восьмого семинара, проведенного Правозащитным центром "Мемориал" по программе "Миграция и Право" - "Организация сети юридических консультаций в России для беженцев и вынужденных переселенцев"



С.А.Ганнушкина,
руководитель сети
“Миграция и Право”

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

О развитии сети “Миграция и Право”

Открывая восьмой семинар нашей программы, я хотела бы для тех, кто недавно присоединился к нам, еще раз рассказать, что такое сеть “Миграция и Право” Правозащитного центра “Мемориал”.

Правозащитный центр работает по нескольким программам. Первая из них - “Горячие точки”. Ею руководит председатель ПЦ “Мемориал” Олег Орлов, который будет выступать перед вами. Сотрудники программы занимаются мониторингом нарушений прав человека в горячих точках. Сейчас их основная работа - Чечня и все, что вокруг нее. Во многом благодаря им мир знает о том, что реально происходит в Чечне.

Следующая наша программа - “Преследования по политическим мотивам”, руководитель Валентин Гефтер. Она охватывает некоторые страны СНГ - Белоруссию, Азербайджан, Грузию.

Третья программа - “Дискриминация по этническому признаку”, руководитель Александр Осипов, в сотрудничестве с которым работает наш пункт в Краснодарском крае.

Кроме того, у нас есть своя радиопрограмма, которую ведет Татьяна Касаткина. Она выходит в эфир каждую неделю, и мы можем говорить о том, что считаем важным.

И наконец программа “Вынужденные мигранты в России”, которая в первую очередь сосредоточена вокруг работы и развития нашей сети “Миграция и Право”.

Идея этого проекта появилась в 1995 году, когда благодаря УВКБ ООН неправительственные организации были привлечены к работе по подготовке Программы действий - итогового документа Региональной конференции по проблемам беженцев, недобровольно перемещенных и возвращающихся лиц в странах СНГ и соседних государствах, которая состоялась в Женеве во Дворце наций в мае 1996 года. Процесс подготовки длился полтора года, проводились круглые столы, встречи, обсуждения проблем вынужденной миграции и очередной итерации проекта программы действий.

И вот однажды ко мне подошел представитель ECRE, Европейского Совета по беженцам и изгнанникам, и предложил сделать совместный проект. Теперь ECRE - наш постоянный партнер, а тот сотрудник Билл Сиери - наш помощник и друг, и не он один. Рэчел Бюглер, Дэниел Дрейк - постоянные участники наших семинаров, они постоянно помогают нам в их организации, берут на себя переговоры с нашими зарубежными докладчиками. ECRE разделяет расходы по проведению семинаров. Так, наш прошлый семинар по определению статуса беженца для юристов НПО, судей, прокуроров и сотрудников миграционных служб Белоруссии, Молдавии, России и Украины был проведен почти исключительно на средства ECRE. Приглашение таких известнейших в мире лекторов, как проф. Джеймс Хатауэй и проф. Вальтер Кейлин тоже взял на себя ECRE.

Мы начали готовить совместный проект летом 1996 года, сразу после конференции, с тем, чтобы в октябре подать его в демократическую программу ТACIS. Но прежде чем в октябре мы подали свой проект, который мог начать действовать только через год, в августе представительство УВКБ ООН в России по собственной инициативе предложило нам финансирование. В декабре 1996 года состоялся наш первый семинар, который назывался “Об организации сети юридических консультаций для беженцев и вынужденных переселенцев на территории России”. На нем мы выбрали наших первых сотрудников в пяти регионах. Программа TACIS удовлетворила нашу заявку, что позволило нам увеличить количество пунктов, включая поддерживаемые УВКБ ООН, до 20. В настоящий момент этот проект уже закончен.

Новый проект сети и ее развития на ближайшие 5 лет был разработан нами летом прошлого (1999) года и получил поддержку на два ближайших года фондов Форда и Мотта, которые согласились взять на себя две трети наших расходов, поскольку одна треть обеспечивается договором с УВКБ ООН. Согласно этому проекту к концу 2001 года число консультативных пунктов должно достичь пятидесяти. В настоящее время их уже 40.

Сейчас Ингушетия приняла 200 тысяч лиц, пострадавших от военных действий. И самый последний пункт был открыт месяц назад в Назрани. Он особенный, там работает не один юрист, как всюду, а целый штат - пять социальных работников, врач, юрист, заведующая приемной, водитель. Кроме того, мы оплачиваем там аренду помещения, чего не делаем нигде, поскольку в других регионах есть организации, способные предоставить нашему юристу место для приема вынужденных мигрантов. Пункт в Назрани работает в трех направлениях. Это мониторинг нарушений прав человека, правовая помощь, гуманитарная помощь, оказываемая через благотворительную организацию “Гражданское содействие”, которой удалось аккумулировать 100 тысяч долларов - на помощь в регионах Чечни и Ингушетии. Таким образом, пункт работает по нашей программе, по программе “Горячие точки” и гуманитарной программе “Гражданского содействия”.

Одним из предметов гордости нашей сети, по-моему, могут служить наши семинары. В семинарах участвуют люди, ответственные за рассматриваемые проблемы: чиновники ФМС, МВД, других министерств и ведомств, Генеральной прокуратуры, Верховного и Конституционного судов. С другой стороны, в семинарах обязательно участвуют юристы, которые могут дать правовую оценку того, что происходит с точки зрения внутреннего законодательства и международных актов. И, наконец, зарубежные специалисты, которые могут рассказать, как решаются поставленные проблемы там, где они решаются достаточно хорошо.

Воспользовавшись приобретенным опытом, в декабре 1999 года в сотрудничестве с Датским советом по беженцам мы провели международный семинар в Праге на тему “Стандарт доказывания и работа с лицами, ищущими убежище, без удостоверяющих личность документов” в рамках международной рабочей группы НПО по законодательству в области прав беженцев. Эта группа работает в рамках процесса конференции по вынужденной миграции в СНГ и сопредельных странах. Члены группы приглашали официальных лиц из своих стран на семинар, который прошел на самом высоком уровне, так что участвовавшие в нем чиновники самого высокого ранга слушали все и с большим интересом. Этот семинар, безусловно, послужил налаживанию отношений и сотрудничества между неправительственными организациями и официальными структурами в каждой из стран.

Еще одна важная форма нашей работы - публикации. Мы издаем сборники материалов семинаров на двух языках. Намерены издать и материалы пражского семинара, так что все сотрудники сети сумеют ознакомиться с блестящими докладами, которые мы прослушали в Праге. В прошлом году мы издали книжку непосредственно для переселенцев “В помощь вынужденным переселенцам”, которая почти вся разошлась, готовим “Законодательство о беженцах и вынужденных переселенцах в вопросах и ответах”, приобрели и передали за счет и с разрешения УВКБ ООН Министерству образования учебники русского языка для детей-иностранцев. Этот учебник, а также книгу “Здравствуй, английский” мы передали организациям, которые проводят занятия с детьми, в частности, Центру адаптации и обучения “Гражданского содействия”.

Наше участие в создании законодательной и нормативной базы в области миграции нельзя назвать продуктивным, поскольку этот процесс вообще идет крайне медленно, а в последнее время события в Чечне вообще приостановили его, поскольку все усилия и ФМС, и НПО направлены не на решение долгосрочных задач, а на судорожные попытки удержать ситуацию на грани катастрофы.

На нашем восьмом семинаре мы рассмотрим проблемы, связанные с реализацией решений судов и мер прокурорского реагирования, которые зачастую остаются без всякого внимания со стороны тех, кто должен их исполнять. Военные действия в Чечне сказываются на правовой ситуации во всех сферах нашей жизни. Трагическое положение жертв этих событий не может не быть предметом нашего обсуждения на этом семинаре. В первой его половине нам хотелось бы услышать точку зрения на положение жителей Чечни правозащитников, руководства ФМС и МЧС. Вторая его часть будет посвящена механизмам, которые используют судебные органы и прокуратура для того, чтобы их решения приводились в исполнение.

И, наконец, мне хотелось бы пожелать успехов в работе нашему семинару и сети “Миграция и Право”.



О.П.Орлов,
председатель Правозащитного центра “Мемориал”

НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ВО ВРЕМЯ
ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Во-первых, я хочу сказать, что вчера произошло, в общем, радостное для нас, я имею в виду “мемориальцев”, событие. Вчера Комиссия ООН по правам человека приняла ту самую резолюцию по событиям в Чечне, которая сегодня столь резко критикуется и средствами массовой информации России, и представителями власти нашей страны. Думаю, в том, что эта резолюция была принята, есть и наша заслуга. Мы считаем, что эта резолюция абсолютно адекватно и верно оценивает ситуацию, которая сложилась в зоне вооруженного конфликта на Северном Кавказе.

Какова же позиция общества “Мемориал” по поводу нынешнего вооруженного конфликта в Чечне? Мы считаем, что вопрос о предоставлении Чеченской Республике Ичкерия статуса независимого государства на сегодняшний день не может стоять в повестке дня переговоров любых уровней хотя бы потому, что властные структуры ЧРИ продемонстрировали неспособность обеспечить на подконтрольной им территории жизнь, безопасность и гражданские права людей. В результате территория Чечни превратилась в источник угрозы для соседних российских регионов.

Говоря о невозможности переговоров о предоставлении статуса независимости Чечне, мы подчеркиваем: на сегодняшний день.

Вместе с тем мы, безусловно, должны констатировать, что федеральные власти России также несут ответственность за неблагоприятное развитие ситуации как в Чечне, так и в прилегающих регионах. После подписания в 1997 году в Москве Договора о мире и принципах взаимоотношений между РФ и ЧРИ ни президент, ни правительство России не предприняли эффективных шагов, способствующих нормализации ситуации в Чечне.

Вторжения в Дагестан в августе и сентябре этого года вооруженных формирований с территории Чечни сделали очевидной необходимость принятия руководством России серьезных мер, направленных на обеспечение жизни, безопасности, гражданских прав населения Чечни и прилегающих территорий. Для достижения этих целей могла быть применена, разумеется, в рамках закона, и вооруженная сила. При этом силовые меры могли быть оправданы лишь при условии их избирательности и адекватности возникающим угрозам.

Однако нынешняя военная операция в Чечне не является и в принципе не может являться сколько-нибудь адекватным средством для обеспечения жизни, безопасности, гражданских прав населения Чечни и прилегающих регионов.

Именно способ, именно метод применения силы и делает нынешнюю войну, с нашей точки зрения, преступлением.

Мы считаем, что наша страна в нынешних условиях действительно нуждается в международном воздействии для того, чтобы права и свободы граждан нашей страны соблюдались в полном объеме. Мы приветствуем всяческие попытки международного сообщества оказать воздействие и направлять международных наблюдателей в зону конфликта.

Действия федеральных сил - это действия военных и полицейских, находящихся под командованием международно признанной власти России, государства, которое, подписав целый ряд международных правовых документов, взяло на себя обязательства соблюдать права человека. Это обстоятельство придает нарушениям прав человека федеральными российскими силами особую тяжесть и циничность.

Свою позицию общество “Мемориал” строит, опираясь на большой объем фактографического материала. Как собирается этот материал? Прежде всего мы опираемся на ту информацию, которую мы сами собираем в зоне вооруженного конфликта и в прилегающих регионах. И во время первой чеченской войны, и в период между войнами наши представители постоянно выезжали и работали и в Чечне, и в зоне, прилегающей к Чечне. С начала этой войны мы также начали работать в Ингушетии. В Назрани открыто представительство Правозащитного центра “Мемориал”. Там работают и постоянные жители Чечни, которые сейчас в качестве беженцев находятся на территории Ингушетии, и постоянные жители Ингушетии. Представители “Мемориала” регулярно выезжают туда и работают на месте. Непосредственно на территории Чечни сейчас работать намного сложнее, чем раньше, например, во время первой войны. Это связано хотя бы с тем, что даже просто попасть в Чечню для представителей правозащитных организаций иногда почти невозможно. Тем не менее наши представители там бывают и собирают информацию о ситуации с правами человека.

Мы пользуемся также информацией, собранной такими серьезными международными организациями, как “Amnesty International” и “Human Rights Watch”. Кроме того, мы ведем постоянный мониторинг газет и электронных средств массовой информации. Мы постоянно направляем запросы в различные официальные инстанции РФ и стремимся добиться от них ответа.

Это то, что касается фактов и событий, происходящих в Чечне. Другой вопрос - как их оценивать? Какие критерии применять для таких оценок, на какой правовой базе строить такие оценки?

Такой базой для нас является, прежде всего, ряд международных документов, касающихся прав человека.

Это, конечно, прежде всего Международный пакт от 16 декабря 1966 года о гражданских и политических правах и Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания.

Следует сказать, что этот международный пакт позволяет государству ограничивать или приостанавливать осуществление ряда прав, но лишь на время официально объявленного чрезвычайного положения; при этом государство обязано уведомлять о таких шагах ООН. Как мы знаем, чрезвычайное положение ни в Чечне, ни в прилегающих районах введено не было. Важно также добавить, что подобное ограничение или приостановление осуществления прав допускается только “в такой степени, в какой это требуется остротой положения”. Осуществление же некоторых прав ни в коем случае не может быть приостановлено или ограничено. Такими правами являются: право на жизнь (в том числе абсолютный запрет бессудных казней), свобода от рабства, право на защиту от лишения свободы за невыплату долга, свобода от обратной силы уголовного законодательства, свобода мысли, совести, религии. Всегда остаются под запретом пытки, жестокие и унижающие достоинство виды наказания и обращения, а также дискриминация по признаку расы, цвета кожи, языка, религии, национального или социального происхождения.

Второй большой блок международных документов, на которых мы основываем свою позицию, это документы международного гуманитарного права. Термин “гуманитарное право” охватывает те нормы международного права, которые должны способствовать смягчению последствий вооруженного конфликта, во-первых, ограничивая выбор средств и методов ведения военных действий и, во-вторых, защищая лиц, не принимающих или переставших принимать участие в военных действиях, а также объекты, не служащие непосредственно военным целям.

Между гуманитарным правом и правами человека имеется существенная разница. Права человека в период конфликта могут быть несколько урезаны объявленным чрезвычайным или военным положением. Лишь ядро прав человека, о которых я говорил, должно соблюдаться при любых обстоятельствах. Гуманитарное же право как раз и начинает действовать тогда, когда вооруженного конфликта избежать не удалось. Люди уже убивают друг друга, и гуманитарное право вынуждено мириться с этой ужасной реальностью. Но оно пытается уложить военные действия в цивилизованные рамки для того, чтобы уменьшить страшные последствия от боев, уменьшить страдания людей, защитить жертвы, тех, кто не может или не хочет защищать себя с оружием в руках: мирных жителей, больных, раненых, пленных, врачей. Также гуманитарное право защищает от нападения невоенные объекты с тем, чтобы после окончания боев население смогло как-то жить на той территории, где произошел вооруженный конфликт.

Существующее международное право запрещает ведение войн, за исключением случаев осуществления государствами права на защиту от нападения. То, что международное гуманитарное право вступает в действие с началом вооруженного конфликта, не противоречит общему принципу запрещения войны как таковой. Международное гуманитарное право просто вступает в действие, когда начался вооруженный конфликт, вне зависимости от того, имеются или нет оправдания применению вооруженной силы.

Нормы международного гуманитарного права были изложены в ряде конвенций, первые из которых были приняты еще в конце XIX века. В приговоре международного Нюрнбергского военного трибунала в 1946 году отмечалось, что правила, содержащиеся в этих конвенциях, так прочно укоренились в общественном сознании, что их стоит считать частью общего международного права, обязательного для всех стран, независимо от того, присоединились они к этим конвенциям или нет. Генеральная Ассамблея ООН в ходе своей первой сессии 11 декабря 1946 года единогласно постановила, что так называемое Право Нюрнберга является неотъемлемой частью международного права.

12 августа 1949 года нормы защиты личности от злоупотребления силой во время вооруженных конфликтов получили дальнейшее развитие и были закреплены в четырех Женевских конвенциях. Почти все страны мира стали их участниками. Общепризнано, что ныне эти Женевские конвенции также стали неотъемлемой частью международного права.

Часто можно услышать, что гуманитарное право регламентирует поведение воюющих сторон лишь в межгосударственных конфликтах, а вопрос о поведении военных и полицейских при борьбе, например, с партизанами - внутреннее дело государства. Это неверно. Международное гуманитарное право признает две категории вооруженных конфликтов: международные вооруженные конфликты и вооруженные столкновения, происходящие внутри одного государства, - немеждународные, внутренние вооруженные конфликты (гражданские войны).

Женевские конвенции от 12 августа 1949 года посвящены в основном проблемам международных вооруженных конфликтов. Однако во всех четырех конвенциях имеется общая для всех ст.3, посвященная немеждународным конфликтам. Она защищает в таких конфликтах лиц, не принимающих участие в военных действиях, включая сдавшихся или захваченных в плен солдат, больных и раненых и, естественно, все мирное население. По отношению к ним запрещается посягательство на жизнь и человеческое достоинство, на физическую неприкосновенность - жестокое обращение, пытки, истязания. Кроме того, этой же статьей Женевских конвенций запрещается взятие заложников, а также осуждение и применение наказания без предварительного судебного решения, вынесенного при соблюдении всех судебных гарантий. Раненым и больным эта статья предписывает оказывать помощь.

В 1968 году Генеральной Ассамблеей ООН без возражений была принята Резолюция ООН №2444, в которой сформулированы три важнейших принципа, относящиеся ко всем вооруженным конфликтам - и международным, и немеждународным. Эти принципы составляют основу гуманитарного права в целом:

право выбирать средства и методы ведения войны не является неограниченным;

запрещено нападать на гражданское население;

следует всегда проводить различие между участниками вооруженного конфликта и гражданскими лицами.

В 1977 году международное сообщество пошло дальше в разработке гуманитарного права, и на дипломатической конференции в Женеве в 1977 году были приняты тексты двух дополнительных протоколов к Женевским конвенциям. Первый дополнительный протокол посвящен защите жертв международных вооруженных конфликтов, второй дополнительный протокол - защите жертв немеждународных вооруженных конфликтов. Государства, как правило, не желают международного вмешательства или контроля в случаях внутренних вооруженных конфликтов. В результате этого предложенный Международным Комитетом Красного Креста проект второго дополнительного протокола в процессе конференции был сильно урезан по объему и сфере применения. В отличие от первого дополнительного протокола, содержащего подробно и детально разработанные меры защиты гражданского населения и военнопленных, а также конкретные ограничения на методы и средства ведения войны, второй дополнительный протокол содержит лишь общие гарантии защиты жертв вооруженного конфликта. Тем не менее он налагает на воюющие стороны ограничения и обязательства.

Для того чтобы вооруженные столкновения, происходящие на территории какого-либо государства, могли быть признаны вооруженным конфликтом немеждународного характера, подпадающим под действие второго дополнительного протокола, антиправительственные силы должны находиться под единым ответственным командованием, быть способными осуществлять непрерывные и согласованные военные действия, контролировать часть территории государства. Эти критерии полностью применимы к нынешнему вооруженному противостоянию в Чечне.

К сожалению, наше правительство не признает данный конфликт конфликтом немеждународного характера, тем самым пытаясь вывести его из-под регламентации международного гуманитарного права.

Здесь возникает еще один вопрос - а можно ли применять нормы международного гуманитарного права к другой стороне, к антиправительственным вооруженным формированиям? Правительственные силы, очевидно, обязаны соблюдать эти нормы хотя бы потому, что правительство подписывало конвенции и договоры. А те, кого называют сепаратистами, повстанцами, бандитами, партизанами и т.п., в зависимости от той или иной точки зрения, люди, противостоящие федеральному правительству, обязаны ли они соблюдать нормы гуманитарного права? Да, они также обязаны. Ст. 3 Женевских конвенций имеет обязательный характер не только в качестве норм международных договоров (повстанцы, естественно, таких договоров не могли подписать), но как выражение общих неписаных принципов права, общего, безусловно обязательного для всех закона - Jus cogens. Она открывается словами: “В случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте Сторон [а, следовательно, и правительственные, и противостоящие им силы] будет обязана применять, как минимум, следующие положения” (далее следует перечень).

Таким образом, применяя гуманитарное право к конфликтам немеждународного характера, мировое сообщество считает, что в таких конфликтах следует требовать соблюдения соответствующих положений этого права и от антиправительственных сил. Вышесказанное относится не только к ст. 3 Женевских конвенций, но и ко второму дополнительному протоколу к этим конвенциям.

Опираясь на нормы всех вышеперечисленных международных документов, мы смогли сделать выводы о грубейшем нарушении прав человека и норм гуманитарного права в ходе нынешнего вооруженного конфликта в Чечне.

Теперь коротко (наверное, после меня это сделают более детально) о юридической оценке ситуации с точки зрения внутреннего, российского законодательства.

С точки зрения внутреннего, национального законодательства России, на мой взгляд, на взгляд моих коллег, происходящее сейчас на Северном Кавказе, в Чечне, является серьезнейшим нарушением и Конституции, и внутреннего законодательства. Можно ли в принципе было использовать Вооруженные силы в подобных ситуациях? По этому поводу имеются разные мнения, происходят споры. С моей точки зрения, в принципе это было возможно. Но такое применение армейских частей должно было осуществляться строго в рамках российского законодательства. Однако российская федеральная власть избрала другой путь. Нынешний вооруженный конфликт объявляется антитеррористической операцией. А раз так, то эта операция целиком и полностью подпадает под закон “О борьбе с терроризмом”.

Давайте проанализируем нормы этого закона и оценим, насколько их можно распространить на нынешние события на Северном Кавказе. В этом анализе я буду опираться на экспертизы, сделанные по запросу “Мемориала” председателем Независимого экспертно-правового совета Марой Федоровной Поляковой.

В соответствии с законом “контртеррористическая операция - это специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции”. Таким образом, антитеррористическая операция может проводиться только в том случае, если имели место террористические акты, или есть информация, что таковые готовятся.

Диспозиция ч.I ст.205 УК РФ и закон “О борьбе с терроризмом” определяют действия как терроризм, если они совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также как угрозу совершения указанных действий в тех же целях. Цель в данном случае выступает в качестве основного (конструктивного) признака состава террористического акта. Отсутствие этого признака будет означать и отсутствие данного преступления. По этому признаку терроризм может отграничиваться от других сходных преступных посягательств. В частности, деяния, имеющие террористическую направленность, различаются целями и объектами посягательства, например, от преступлений против конституционного строя и безопасности государства. Так, в отличие от актов терроризма, совершаемых вооруженными группами, деяния, совершаемые путем организации вооруженного мятежа либо активного участия в нем, осуществляются не в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, а “в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации” (ст.279 УК РФ).

Таким образом, для того чтобы установить, имели ли место террористические акты, следует, как этого требует Уголовный кодекс РФ и федеральный закон “О борьбе с терроризмом”, выяснить цели и мотивы лиц, их совершавших или совершающих.

В уголовном праве если цели, мотив не известны, следователь и суд не могут сделать категорического вывода о том, с каким конкретным правонарушением они имеют дело. В этой связи для квалификации военной операции, осуществляемой на Северном Кавказе, как антитеррористической, необходимо определить: какие конкретные деяния стали поводом для ее осуществления, каковы были цели, мотивы их совершения, и, соответственно, на какой объект были направлены преступные посягательства.

В средствах массовой информации, в различных документах Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания РФ в качестве поводов и основания для боевых действий указывались взрывы жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, а также вторжение вооруженных групп из Чеченской Республики на территорию Дагестана. Взрывы в Буйнакске, Москве и Волгодонске, безусловно, могут быть квалифицированы как террористические акты. Однако никто ни от имени легитимных органов власти Чеченской Республики Ичкерия, ни от каких-либо вооруженных формирований не взял на себя указанные преступления. Кто стоит за этими террористическими актами, до сих пор не известно. “Чеченский след” до сих пор остается только одной из версий.

Местонахождение лиц, совершивших взрывы в Москве, Буйнакске, Волгодонске, не известно. Преступники не установлены. Они могут находиться в настоящее время в любом городе России, в Чеченской Республике, за рубежом и т.д.

В соответствии с Уголовным кодексом РФ и федеральным законом “О борьбе с терроризмом” террористическая акция - это конкретное преступление. В этой связи антитеррористическая операция может осуществляться только в отношении конкретных преступных лиц или групп лиц, местонахождение которых очерчивается зоной проведения таковой. В ст.3 закона “О борьбе с терроризмом” говорится: “зона проведения контртеррористической операции - отдельные участки местности или акватории, транспортное средство, здание, строение, сооружение, помещение и прилегающие к ним территории или акватории, в пределах которых проводится указанная операция”. Из приведенного текста видно, что зона проведения антитеррористической операции ограничена и не может трактоваться так широко, чтобы одновременно охватывать территории одной или даже нескольких республик. Речь идет о локальных зонах (на уровне участков, здания и т.д.). Иное толкование является расширительным и обессмысливает понятие террористической акции как конкретного преступления. Таким образом, взрывы домов в перечисленных городах не могли явиться правовым поводом и основанием для крупномасштабных военных действий, осуществляемых на территории Чеченской Республики и в ряде прилегающих к ней других республик.

А можно ли называть террористической акцией другое преступление, которое, по сути, и явилось поводом к началу войны в Чечне? Я имею в виду нападение на Дагестан. Это, безусловно, масштабная преступная акция, но ее никак нельзя назвать террористической. Эту акцию можно называть мятежом, посягательством на конституционный строй, попыткой насильственно захватить власть, на то есть специальные формулы в Уголовном кодексе Российской Федерации. Но по всем признакам эта акция не может быть отнесена к террористическим. Кстати, в различных документах Совета Федерации и Государственной Думы вторжение в Дагестан никогда не квалифицировалось как террористическая акция. Далее. В законе “О борьбе с терроризмом” при определении принципов такой борьбы установлен “приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции” (ст.2 п.6). По логике этого закона контртеррористическая акция не предполагает, как, впрочем, и любая иная полицейская операция по пресечению конкретного преступления, использования неприцельного оружия, бомбардировок в населенных пунктах, откуда не было выведено мирное население, исчисляемое как минимум сотнями, а то и тысячами граждан. При этом известно, что операции, называемые “антитеррористическими”, на территории Чеченской Республики осуществляются с использованием таких военных технологий, которые никак не позволяют вести борьбу с преступниками избирательно.

Таким образом, события, происходящие сейчас в Чечне, исходя и из российского законодательства, не могут трактоваться как антитеррористическая акция. В ходе этой операции в Чечне происходят массовые ограничения прав и свобод граждан - ограничивается свобода передвижения, свобода выбора места жительства, проводятся несанкционированные обыски, блокируются населенные пункты, вводится комендантский час и так далее. А на основании каких норм это может происходить? Если мы уже определили, что антитеррористическая акция не может служить таким оправданием, то могло бы быть другое обоснование: введение чрезвычайного положения.

Согласно закону “О чрезвычайном положении” все условия для введения такого положения на Северном Кавказе были уже к концу прошлого года. Но наши власти упорно не хотели вводить это положение. Правозащитный центр “Мемориал” еще до войны неоднократно обращался и в Совет Безопасности, и к президенту с предложениями о необходимости введения чрезвычайного положения, по крайней мере, в ряде мест, прилегающих к Чечне. Этого не было сделано. Почему? Неоднократно официальными лицами заявлялось, что закон “О чрезвычайном положении” сейчас не действует, поскольку ряд его норм не соответствует ныне действующей Конституции. Это не так. Можно сослаться, например, на высказанное в газетном интервью мнение председателя Конституционного суда России Марата Баглая, который считает, что несмотря на то, что ряд норм этого закона действительно устарел, тем не менее он продолжает действовать в тех частях, которые не противоречат Конституции. Этот закон применялся в 1993-1994 годах для продления чрезвычайного положения в зоне осетино-ингушского конфликта.

Понятно, почему не вводится чрезвычайное положение. Если бы оно было введено, действия федеральных сил были бы поставлены под контроль прежде всего Совета Федерации, то есть действия силовиков были бы поставлены под гражданский контроль. Были бы жестко регламентированы полномочия военных комендантов и т.п. Те ограничения прав и свобод человека и гражданина на территории Чечни, которые, может быть, и следовало ввести, были бы четко перечислены, были бы определены сроки и условия этих ограничений. Однако президенту и исполнительной власти гораздо проще вывести действия федеральных сил из-под всякого контроля, из-под всякого регламентирования этих действий правовым способом.

Таким образом, не касаясь более детально этого вопроса, можно сказать, что действия федеральной власти на территории Чечни являются нарушением норм российского законодательства, а также Конституции России.

Теперь я хочу перейти ко второй части своего выступления - о конкретике того, что происходит сейчас в ходе трагических событий в Чечне. Прежде всего о том, что происходит с гражданским населением.

Следует сказать, что к наиболее страшным и тяжелым последствиям для гражданского населения в Чечне приводят неизбирательные удары - неизбирательное ведение огня, неизбирательные бомбардировки. Именно эти действия ведут к наиболее массовой гибели гражданского населения.

Вот у меня в руках наша подборка таких фактов: “Точечные удары. Краткая хроника бомбардировок и обстрелов”. Она размещена на нашем сайте. За каждым кратким описанием случая - гибель иногда одного человека, а иногда - более сотни мирных жителей. Мы пытались скрупулезно собирать такие факты из разных источников, сравнивая показания, отбирая наиболее достоверные. Хроника эта содержит фактографию пока только за период с 1 сентября по 14 декабря 1999 года. Убористым текстом у нас получается 16 страниц, и понятно, что это не полный перечень случаев неизбирательных ударов, которые привели к гибели гражданского населения.

Сейчас часто сравнивают действия российских федеральных сил с действиями НАТО в Югославии. Действия НАТО в Югославии были тоже, с моей точки зрения, преступлением и нарушением международного права. Но если краткие описания подобных бомбардировок авиации НАТО, приведших к гибели гражданского населения, так же расположить в виде хронологии, то перечень займет 3-4 страницы. Думаю, что полный перечень таких фактов за весь период боевых действий в Чечне составил бы хороший том.

Я не могу подробно сейчас перечислять все случаи ударов артиллерийских, ракетных, бомбовых. Приведу лишь несколько примеров. С начала этой войны удары наносились по многим селам и городам Чечни. Вот пример одного из первых ударов по Грозному, когда город был еще цел. 27 сентября четыре штурмовика СУ-25 нанесли ракетно-бомбовый удар по расположенному на окраине этого города поселку Старая Сунжа. Было уничтожено два жилых дома, сильно повреждено четыре, погибли не менее 7 человек, до 50 ранено. Затем были еще и еще удары. Наиболее известный случай - удар ракетами “земля-земля” 21 октября по центру Грозного, по рынку и роддому. Погибли, по меньшей мере, 137 мирных граждан, в том числе 13 матерей и 15 новорожденных в роддоме. В мечети в поселке Калинина погиб 41 человек. Свыше 400 человек получили ранения. Все больницы Грозного были переполнены ранеными, которым врачи были не в состоянии оказать полноценную помощь. Раненых вывозили в больницы других населенных пунктов. И даже в Урус-Мартане больница оказалась переполнена. Только некоторых, самых тяжелых раненых, удалось отправить в Ингушетию. Военные утверждали, что целью обстрела была “биржа” - та часть рынка, на которой продавалось оружие. Однако пострадали все люди, находившиеся в тот момент на центральном грозненском рынке. Сейчас “Мемориал” вывез в Москву 17-летнюю девушку, лишившуюся в ходе этого удара по рынку руки, и оказывает ей помощь в протезировании.

Значительно менее известен другой случай. Но именно он очень ярко высвечивает то, что такое неизбирательность в случае ударов по тем объектам, которые командование федеральных сил называет военными объектами. 27 октября 1999 года российские СМИ сообщали, что в этот день федеральные войска нанесли ракетный удар по дому Ш.Басаева на улице Ленина в Грозном. По-видимому, надеялись уничтожить этого известного террориста. Дом был разрушен, погибли четыре члена его вооруженного формирования. Удачная военная операция?! Однако нам не сообщили, что этим же ракетным ударом и последующей бомбардировкой были заодно уничтожены прилегающие кварталы - не менее пяти двухэтажных


12-квартирных домов, один пятиэтажный дом и множество одноэтажных частных домов, уничтожен рынок, стоянка такси с машинами и находящимися в них шоферами и пассажирами. Сколько там погибло мирных людей - кто же теперь сможет определить.

И это называлось “точечными ударами”! А подобных ударов по Грозному наносилось великое множество. Город буквально стерт с лица земли. И уничтожался он, когда там продолжали находиться мирные жители.

А вот пример уже из событий 2000 года. Пример того, как обе стороны действуют, абсолютно не считаясь с мирным населением.

Крупный поселок Шали практически без боя был занят в конце 1999 года федеральными силами. Федеральное командование объявило этот населенный пункт “зоной безопасности” - сюда рекомендовали возвращаться беженцам, тут им гарантировали полную безопасность. Важно отметить, что объявление того или иного населенного пункта зоной безопасности никогда федеральным командованием не согласовывалось с противостоящей стороной. Жизнь в этой “зоне безопасности” была непростой и опасной. Люди страдали от насилия и грабежей со стороны сотрудников специальных милицейских отрядов, присланных сюда из России поддерживать правопорядок. Но вместе с тем 8 января здесь начали впервые за последние годы выдавать пенсии. И 9 января с утра на центральной площади толпился народ, собралось много стариков. Собравшиеся ничего не знали о том, что только что в центр города вошел небольшой отряд боевиков, командир которого предъявил ультиматум занявшему оборону в комендатуре отряду сил МВД РФ: покинуть село в течение часа. И тут над площадью разорвалась боеголовка тактической ракеты. Так командование российских войск по-военному ответило на сообщение о вошедших в Шали боевиках. Ракета, взорвавшаяся над центральной площадью, убила, по сообщениям многих опрошенных, более 150 ни о чем не подозревавших мирных жителей. Только на одном из кладбищ Шали прибавилось более 60 могил. Сразу за этим последовали бомбардировки и обстрелы Шали, которые тоже унесли много жизней. Конечно, при этом были убиты и несколько боевиков, но их отряд покинул Шали.

На протяжении всей этой войны удары наносились и по дорогам. Я опять же не буду касаться многих событий. Приведу только один пример.

29 октября около контрольно-пропускного пункта, где людей выпускали с территории Чечни на прилегающую территорию Ингушетию, скопилось большое количество машин с людьми, бегущими от военных действий. За несколько дней до этого наши военные прекратили пропуск кого-либо с территории Чечни. И было объявлено, что 29 октября такой пропуск будет возобновлен. Однако он не начался, и колонну завернули назад по трассе Ростов-Баку по направлению к Грозному. И в момент, когда колонна уже начала двигаться назад, был нанесен ракетно-бомбовый удар по этой дороге. Было уничтожено много автомашин, был уничтожен автобус с беженцами. Много людей погибло, еще больше получили ранения. В колонне находились пять машин чеченского отделения Международного Комитета Красного Креста, ехавшие с ясно обозначенной эмблемой. Погиб сотрудник Международного Красного Креста. Именно поэтому этот случай приобрел международную известность. Уникальность его состоит в том, что власти Российской Федерации признали факт бомбардировки, приведшей к гибели мирных граждан. Он уникален также тем, что есть судебное решение, которое было вынесено Назрановским судом, о признании гибели людей от действий федеральных сил во время этой бомбардировки. Но фактов подобных бомбардировок дорог было очень много.

Тут следует вспомнить о так называемых гуманитарных коридорах. Постоянно на протяжении всей военной операции говорится о том, что жителям открываются гуманитарные коридоры для выхода из обстреливаемых и подвергаемых бомбардировкам населенных пунктов. За редким исключением это не соответствует действительности. В реальности обычно открываются не коридоры, а, образно выражаясь, калитки или двери. Коридор предполагает некоторый маршрут движения, некоторую протяженность, по которой безопасно для себя мирные жители могут продвинуться к безопасному району. На самом же деле, когда представители российских властей или командования федеральных сил говорят о гуманитарном коридоре, они имеют в виду открытие того или иного пропускного пункта. Такого пункта, какой существует на границе Чечни и Ингушетии, как те пункты, которые открывались при выходе в декабре жителей из Грозного. Да, такие пункты открывались, и люди через них могли выйти и спастись. Это правда. Но коридоров к ним не было. Дороги по направлению к этим пунктам бомбились и обстреливались. Как бомбилась и трасса Ростов-Баку. Бомбились все дороги, ведущие из горных районов, и люди не могли выехать оттуда. Обстреливались и все районы Грозного, когда было объявлено, что жители могут выходить. Жители действительно выходили, но выходили под бомбами, под снарядами, и никакого безопасного коридора к пропускным пунктам не было.

Вместе с тем следует сказать, что МЧС действительно хорошо обеспечило возможность вывоза людей, которые дошли до этих пунктов. Здесь, судя по рассказам большинства людей, опрошенных нами, было сделано все достаточно четко и хорошо. Людей, которые смогли дойти до этих пропускных пунктов из Грозного, дальше вывозили в безопасные места.

Затем последовал штурм Грозного. А потом командованием федеральных сил была осуществлена “замечательная, победоносная” военная операция. Командование само завело чеченские вооруженные отряды в зону безопасности, а потом уничтожило их там вместе с мирными жителями, обитавшими в этой “зоне безопасности”. Произошло это в феврале 2000 года. Тогда Грозный еще контролировали чеченские вооруженные отряды, а прилегающая к городу территория была занята федеральными силами. Федеральные власти призывали беженцев возвращаться в села, расположенные на этой территории. Некоторые из них, например, крупное село Катыр-Юрт, были объявлены зонами безопасности. Под этими объявлениями стояли и подписи генералов. В села начали возвращаться их жители, бежавшие ранее оттуда от бомбежек и обстрелов. В Катыр-Юрте, кроме того, скопилось много беженцев из других районов Чечни.

Но как позже мы все узнали, в это же время российские военные разрабатывали сложную специальную операцию по введению противника в заблуждение. Они решили выманить чеченские отряды из Грозного. Для чего подбросили боевикам дезинформацию о том, что они якобы могут просто купить у военных безопасный выход из Грозного в горы по определенному маршруту. Операция удалась, и боевики пошли из Грозного по указанному маршруту, где вначале наткнулись на минные поля, а потом их подвергли артиллерийским и авиационным ударам. Отряды боевиков все же ушли в горы, но потери у них были очень велики.

Но при этом военные почему-то не говорили о том, какой же маршрут был ими разработан для вывода боевиков из Грозного и их уничтожения. А маршрут этот российские военные провели через ряд сел - Алхан-Калу, Закан-Юрт, Шаами-Юрт, Катыр-Юрт (объявленный ими же зоной безопасности), Гехи-Чу. И вот по мере того как отряды боевиков входили в эти села, они вместе с селами и находящимися там жителями систематически уничтожались. Жителям сел не предоставляли никаких гуманитарных коридоров для безопасного выхода. В Катыр-Юрте погибли порядка двухсот мирных жителей. Хоронили их в вырытой экскаватором братской могиле. Село Гехи-Чу уже после того, как чеченский вооруженный отряд вышел из него, было подвергнуто сокрушительному артиллерийскому удару с применением вакуумного оружия.

Затем последовали зачистки сел. Это страшное слова “зачистка”, к сожалению, теперь прочно вошло в русский язык. Оно пришло из милицейского жаргона и означает сплошную проверку всех домов и всех людей в населенном пункте. В Чечне зачистки часто сопровождаются убийствами, насилием, грабежами.

В Катыр-Юрте в дома и подвалы, без разбора, вне зависимости от того, прячутся или нет ли там мирные жители, часто бросались гранаты.

В Гехи-Чу увели и здесь же в селе расстреляли нескольких молодых людей.

В Шаами-Юрте задержали и увели из села всех молодых мужчин, которых смогли обнаружить. Троих же из них, Дашаевых Альви и Ахмеда, Ибрагимова Ислама военнослужащие почему-то отделили от остальных и увели куда-то. Кстати, эти молодые люди не были членами вооруженных чеченских формирований, о чем свидетельствуют многочисленные справки, представленные нынешними представителями местной, лояльной Москве, власти. Тело Дашаева Ахмеда было позже обнаружено в русле реки Фортанг с многочисленными огнестрельными ранениями. Местонахождение Дашаева Альви и Ибрагимова Ислама до сих пор не известно. В различных местах содержания задержанных родственникам пропавших отвечают, что таковые к ним не поступали. Ни МВД, ни прокуратура Ачхой-Мартановского района Чечни информацией об их судьбе не располагают. Запросы “Мемориала” в Генеральную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по факту убийства и похищения пока остаются без ответа.

Генералы Казанцев, Трошин, Шаманов публично с гордостью рассказывали по телевидению, как они разработали, подготовили для боевиков этот коридор смерти. Видимо, им просто даже в голову не приходило и не приходит брать в расчет мирное население. Также Российское телевидение показало кадры обстрела села Гехи-Чу вакуумными боеприпасами. Позже были показаны кадры с погибшими при этом обстреле женщинами и детьми, снятые западными корреспондентами.

Таким образом, как вы видите, мы перешли к другому типу нарушений гуманитарного права. Речь идет о преднамеренном нападении на гражданское население. Это серьезное преступление, безусловно, запрещенное нормами гуманитарного права. Можно утверждать, что преднамеренные нападения на гражданское население нередко происходят во время проведения зачисток. Я не хочу сказать, что во время всех зачисток, нет, конечно. Зачистки многих населенных пунктов происходили без подобных эксцессов.

Первый такой случай, получивший известность, - зачистка села Алхан-Юрт в начале декабря. Тогда произошли и расстрелы мирного населения, и грабеж. Потом еще в больших масштабах это происходило при зачистке Грозного. У нас есть конкретные свидетельства конкретных людей. Причем эти люди не просто рассказчики, это сами пострадавшие, чудом выжившие свидетели и жертвы преднамеренных расстрелов гражданского населения. В том числе русская женщина, которая находилась в больнице на территории Ингушетии.

Совершались ли эти убийства по приказанию высшего командования? Уверен, что нет. За это несут ответственность младшие командиры, или старшие тех групп военнослужащих, которые осуществляют ту или иную зачистку. Мы знаем, что другие группы, параллельно осуществляющие зачистку этого же населенного пункта, ничего подобного не совершали. То есть все зависит от настроения, от порядочности того или иного командира.

Наиболее известный случай убийств в ходе зачистки произошел 5 февраля в поселке Новые Алды. Это действительно массовое преступление, его последствия зафиксированы на видеопленке, которую мы имеем. Естественно, зафиксирован не сам расстрел, никто не мог это заснять, а именно его последствия. На пленке мы видим тела женщин, стариков, лежащие во дворах домов, явно расстрелянных, со следами выстрелов в голову. Кто совершил эти преступления в Алды? Тут опять мы сталкиваемся с тем, что разные группы военнослужащих ведут себя по-разному. В Новые Алды вначале вошла войсковая группа, по всей видимости, разведчиков, которые прилично отнеслись к местному населению, но при этом предупредили жителей - мол, вас завтра могут ждать большие неприятности, сюда придут другие. И эти “другие” будут вести себя жестоко.

И в иных случаях мы сталкивались с подобными описаниями, когда военнослужащие, по всей видимости, Министерства обороны, входят в населенные пункты первыми и ведут себя достаточно прилично, но вслед за ними приходят какие-то другие подразделения, которые и совершают преступления. По всей видимости, это подразделения внутренних войск или спецотряды милиции. Свидетели и пострадавшие рассказывают, что состоят они в основном не из призванных молодых солдат, а из людей старшего возраста. Возможно, это контрактники, возможно омоновцы или сотрудники спецназа Главного управления исполнения наказаний Минюста РФ.

И опять же есть показания о том, что даже во время этой зачистки молодые солдаты, призывники, по всей видимости, спасали людей. Один солдат сказал чеченской женщине: “Вы похожи на мою маму, я вас хочу спасти”, и он ее спас.

Расстрелы во время зачисток не ограничиваются только Грозным и его пригородами, такое же происходило и в селах.

Большой комплекс нарушений прав человека и норм гуманитарного права связан с так называемой системой фильтрационных пунктов. “Фильтрация” - это термин, определяющий очень широкий круг понятий. Точнее говоря, это тоже некоторый жаргон, как и слово “зачистка”. Действительно, во время первой чеченской войны существовали места, куда помещали людей, подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях. Эти места прямо так и назывались “временные фильтрационные пункты”. Во время этой войны официально такого названия нет. Формально на территории Чечни существует все то же самое, что и на территории всех других субъектов Российской Федерации: следственные изоляторы (например, Чернокозово имеет такой статус), изоляторы временного содержания, которые сейчас создаются при районных отделах внутренних дел. Но по сути дела, конечно, эти учреждения остаются теми же самыми фильтрационными пунктами.

Фильтрация предполагает достаточно широкое, неизбирательное задержание людей, и дальше уже в процессе самого осуществления фильтрации постепенно из общей массы выделяют (отфильтровывают) участников вооруженных формирований, противостоящих федеральным силам, и их пособников. Вполне очевидно, что попутно решаются и более широкие задачи - создается сеть секретных сотрудников из числа местного населения, а также осуществляется подавление, запугивание всех людей, нелояльных к новой устанавливаемой в Чечне власти.

Неизбирательное задержание - это важнейший элемент процесса фильтрации. Так было в прошлую войну, остается и сейчас. Во многих населенных пунктах, которые подвергаются зачистке, происходит достаточно широкое задержание, в основном молодых мужчин. С этими людьми обращаются в тех местах, куда их помещают, крайне жестоко. Это один из методов проведения фильтрации, пожалуй, главный метод - жестокость, избиение, пытки. Таким способом добиваются либо признания, либо показания на каких-то своих соседей, либо просто подписания согласия на сотрудничество с федеральными властями. Далее большинство, кстати, освобождают. Но они на свободу выходят избитыми, а подчас и покалеченными. Мы видели людей, которые ни в чем не виноваты, вышедших из этих фильтрационных пунктов. Многие из них находятся в тяжелом физическом и психическом состоянии, часть лежит в больнице на территории Ингушетии. Эти люди страшно запуганы, они рассказывают страшные вещи, но многие из них боятся давать официальные показания. Часто задержанных людей помещают не в официальные следственные изоляторы или изоляторы временного содержания, а в места, не имеющие какого-либо легитимного статуса, их, безусловно, следует относить к системе фильтрационных пунктов. Такие пункты существуют при войсковых частях. Часто это просто ямы, вырытые в земле. Такие пункты могут быть и при блок-постах. Сюда вначале на день, несколько дней или на более длительный срок могут помещать задержанных людей. Потом их могут перевести в официальные места содержания задержанных и арестованных. Но могут и не переводить. Люди, здесь находящиеся, нигде не фиксируются, пребывание их здесь не регистрируется, поэтому именно отсюда задержанные могут пропасть, исчезнуть. Здесь по отношению к ним применяются наиболее тяжкие методы допроса.

Внимание прессы и международных организаций было привлечено к положению людей, содержавшихся в следственном изоляторе в Чернокозово. Сообщения о зверском обращении с людьми, содержащимися в этом учреждении, стали достоянием гласности в январе-феврале 2000 года. Статьи, появившиеся в российских и зарубежных газетах и журналах, сообщения правозащитных организаций, свидетельства прошедшего через этот изолятор А.Бабицкого, заявки представителей международных организаций на посещение этого СИЗО вынудили российские власти обратить внимание на положение в чернокозовском пункте фильтрации.

В феврале в этом учреждении сменили состав персонала. По словам людей, как вышедших из чернокозовского СИЗО на свободу, так и переведенных оттуда в другие следственные изоляторы, поведение нового персонала отличалось в лучшую сторону от прежнего. С этого же момента начали улучшаться условия содержания арестованных. В феврале же большинство подследственных были переведены из чернокозовского СИЗО в следственные изоляторы Ставрополья.

В конце февраля Чернокозово посетила делегация Европейского комитета по предотвращению пыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания. К тому моменту это учреждение фильтрации превратилось почти в идеально-показательное пенитенциарное учреждение. Тем не менее члены делегации, выяснив, куда перед этим этапировали большинство содержавшихся там людей, смогли опросить их в следственных изоляторах Пятигорска и Владикавказа. В своем официальном пресс-релизе делегация Европейского комитета отметила, что: “…выявилась четкая картина физически плохого обращения с узниками со стороны персонала заведения.<…> В некоторых случаях делегация собрала медицинские свидетельства, подтверждающие заявления о плохом обращении с узниками”. Делегация высказала пожелание, “чтобы то, что происходило в учреждении в течение периода с декабря по начало февраля, было предметом тщательного независимого расследования, и чтобы соответствующие санкции были наложены на тех, кто был ответственен за дурное обращение”.

Делегация подчеркивала, что это происходило до февраля, до их посещения. Делегация Европейского комитета по предотвращению пыток и бесчеловечного или унизительного обращения или наказания также посетила изолятор временного содержания, расположенный в вагонах для привозки заключенных на станции Червленая Угловая. Условия содержания задержанных оказались там столь тяжелыми, что Комитет потребовал закрытия этого изолятора. Через три месяца он был закрыт. Чернокозово же сейчас превращено в потемкинскую деревню, там действительно навели порядок.

Однако по мере того как в посещаемых международными делегациями изоляторах положение улучшалось, насилие, жестокость, пытки и даже бессудные казни переносились в другие учреждения - в изоляторы временного содержания при районных отделах МВД и в различные неофициальные места содержания задержанных (например, на военной базе в Ханкале).

Сейчас одним из таких мест, где наиболее жестоко обращаются с задержанными, является изолятор временного содержания, расположенный в школе бывшего интерната в Урус-Мартане. В этой школе дислоцируются те подразделения спецотрядов МВД, которые приезжают работать в Чечню, там же на первом этаже располагаются и задержанные.

Обращение там очень жестокое, применяются и пытки. Об этом можно судить не только по рассказам бывших узников этого изолятора, но и по их физическому состоянию, по медицинским документам, доказывающим факты избиений и издевательств над ними.

Бесправное положение задержанных и арестованных в Чеченской Республике усугубляется тем, что их родственники длительное время не могут узнать ни о причине задержания или ареста, ни о месте содержания задержанного или арестованного, ни о том, предъявлено ли ему обвинение, и т.п. Фактически люди исчезают, и лишь через длительное время появляются в том или ином месте лишения свободы.

О беззаконной практике исчезновения людей на длительный срок после их задержания или ареста на территории Чечни Правозащитный центр “Мемориал” направлял письма на имя Генерального прокурора РФ и Специального представителя президента РФ по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в Чеченской Республике. Пока ответов по существу “Мемориал” не получил ни от одной из этих официальных инстанций.

К сожалению, есть много случаев, когда людей, исчезнувших таким образом, не удается потом обнаружить ни в одном из мест лишения свободы. Правозащитному центру “Мемориал” известны случаи, когда тела людей, задержанных военнослужащими или сотрудниками МВД, были обнаружены со следами пыток и насильственной смерти. Приведу лишь один пример.

На блок-посту, расположенном в предгорной зоне у села Дуба-Юрт на дороге, ведущей из горных Шатойского и Итум-Калинского районов, трижды (в январе, феврале и марте 2000 года) исчезали группы задержанных мужчин. 13 января 2000 года на блок-посту у села Дуба-Юрт были задержаны четыре человека: Титаев Ваха Алиевич, Арсанукаев Висита Вахидович, Дидаев Хусейн Адамович и Дельмуханов Сайд-Магомед Сайд-Рахманович. Все они - жители горного Шатойского района, и находились в селах Чири-Юрт и Новые Атаги как вынужденные переселенцы. 13 и 14 января федеральным командованием был дан коридор для выхода беженцев из Шатойского района. По договоренности с персоналом блок-поста они в тот день направлялись на двух грузовых автомобилях в горные села, откуда намеревались вывезти свои семьи и имущество. Вопреки договоренности, они были задержаны на блок-посту по пути в Дуба-Юрт военнослужащими 276 мотострелкового полка (Уральский военный округ) “для проверки документов на автомобили через компьютер” и препровождены в штаб генерала Шаманова. Об их дальнейшей судьбе долго ничего не было известно. Родные пропавших обращались в различные официальные инстанции, но никакого ответа не получали. А весной местные жители обнаружили у кладбища села Танги-Чу тела Арсанукаева Виситы, Титаева Вахи и Дельмуханова Сайд-Магомеда. На телах имелись следы пыток (у всех троих отрезаны носы, уши, на шеях остались петли из проволоки). Судьба Х.Дидаева до сих пор не известна.

На этом же блок-посту 18 февраля были задержаны три человека: Башаев Хаси Хамидович, Баснукаев Хусейн Усманович и Кайхаров Руслан Алиевич. Они вывозили раненых при бомбежке села Асланбек-Шерипово. Задержанные бесследно исчезли. Позже их родственники в присутствии военного коменданта поселка Чири-Юрт откопали неподалеку присыпанные землей раздавленные, по-видимому, гусеницами танков или бронемашин остатки автомобилей, на которых ехали исчезнувшие люди.

6 марта здесь же были задержаны двенадцать мужчин, которые пешком вместе со своими семьями выходили из горного села Улус-Керт. Свидетелями задержания были их жены. С тех пор о судьбе задержанных ничего не известно.

Подобных случаев, к сожалению, по Чечне много. Нам не известно, чтобы хоть один подобный случай был расследован российскими органами прокуратуры или МВД.

Теперь о преступлениях другой стороны - чеченских вооруженных формирований. Безусловно, они заслуживают также самых жестких оценок. Хотя, опять же подчеркиваю, масштаб разрушений, масштаб гибели населения от их действий, по крайней мере пока несравнимо меньше, чем от действий федеральных сил. Какие можно действия поставить им в вину? Прежде всего, жестокое обращение с захваченными российскими военнослужащими. Известно, что в ряде случаев совершались бессудные казни плененных российских военнослужащих и сотрудников милиции. В некоторых отрядах в качестве заложников находились гражданские лица, был расстрелян захваченный боевиками российский журналист. Все это является грубейшим нарушением норм гуманитарного права.

Безусловно, следует поставить в вину чеченским вооруженным формированиям, противостоящим российским федеральным силам, и то, что они располагают свои военные объекты без учета интересов гражданского населения Чечни. Часто расположение их военных объектов в населенных пунктах и провоцирует федеральные силы на ведение неизбирательного огня. Это не оправдывает федеральные силы, тем не менее такие провокации происходят именно со стороны чеченских вооруженных формирований. О том, как боевики, вошедшие в Шали, объявленный зоной безопасности, подставили под удар гражданское население этого поселка, я уже говорил. Но вот еще пример. Печальные события в Алхан-Юрте тоже начались с того, что, по всей видимости, ваххабитский отряд вошел в это село. Несмотря на многочисленные просьбы старейшин села покинуть территорию Алхан-Юрта, боевики отказались это сделать и начали боевые действия, заявив, что в принципе их не интересует ни собственная жизнь, ни чья-нибудь другая. В результате - массированный неизбирательный обстрел села, гибель населения от такого обстрела, а потом гибель уже во время зачисток.



В.А.Каламанов,
Специальный представитель
президента РФ по правам и
свободам человека
в Чеченской Республике



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©netrefs.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет