Действующие лица: Василий Карпович Языков, 45 лет. Хозяин частной гостиницы «Греческий дворик»



бет1/4
Дата14.09.2020
өлшемі401.5 Kb.
  1   2   3   4
Ирина Кирьянова

fanchula2016@yandex.ru

8-968-927-36-31



Я женюсь на амазонке!

Культурологическая комедия с элементами мистики и сатиры



Год создания – 2017

Действующие лица:

Василий Карпович Языков, 45 лет. Хозяин частной гостиницы «Греческий дворик» в приморском поселке Кащеевка. Не однажды избирался главой поселковой администрации и всякий раз досрочно смещался с этого поста районными или губернскими властями. На общественной ниве это мечтатель, энтузиаст, прожектёр. В быту – любитель искусств, философ, проповедник… Не отрицает возможности родства с поэтом пушкинской поры.

Антон Сергеевич Бояров, 37 лет. Ученый-археолог, кандидат исторических наук, сотрудник Института археологии РАН, начальник научной экспедиции, производящей работы в окрестностях Кащеевки.

Андрей Гаврилович Добросмыслов (Гаврилыч). Ему под 80, но выглядит много моложе. Именитый архитектор, специалист по музейному проектированию. Потомственный петербуржский интеллигент. По своему душевному складу глубоко демократичен. При этом за свои убеждения готов биться насмерть.

Зинаида Степановна Огурцова (Мадам), около 50-ти. Очень влиятельная губернская чиновница, возглавляет департамент культуры. Дама с пышными формами, непроницаемым лицом и металлическим голосом. Подобно многим людям, руководящим тем, в чем абсолютно не разбираются, усвоила и внедрила в подопечную ей отрасль откровенно фельдфебельский, беспощадный к любому инакомыслию стиль управления.

Лада Юрьевна Хрусталёва, 35 лет. Искусствовед, старший научный сотрудник губернского Выставочного зала изобразительных искусств. Изящное, насмешливое созданье.

Борис Борисович Кремнёв, лет 50-ти. Независимый исследователь феномена амазонок. Автор основательной монографии на эту тему. В нашей истории – партнёр Языкова по проекту «Кащеевка – земля амазонок» и, в рамках этого проекта, руководитель группы художников, приглашённых в Кащеевку на пленэр для основания в посёлке картинной галереи.

Никита Гуров (Никитка), 25 лет. Безработный журналист. Очень обаятельный молодой человек. У него мягкие манеры, лёгкий нрав, открытый взгляд. Однако внимательный наблюдатель скоро заметит и некоторую странность этого взгляда, порою словно бы застывающего: в такие моменты проявляется особое свойство Никитки – видеть нечто, выходящее за рамки реальности.

Евгений Голышкин, 26 лет. Чиновник, пресс-секретарь департамента культуры. Очень доверенное лицо Мадам. Однокурсник Никитки по факультету журналистики местного университета. Взгляд его в обычном состоянии мало что выражает и может показаться туповатым, однако по административной надобности быстро приобретает тот жутковатый стальной блеск, который парализует «жертву», будь то подвернувшийся под расправу подчинённый или в чем-то, по мнению начальства, провинившийся человек со стороны… Так же – в режиме «включил-выключил» – работает и улыбка этого рыцаря карьеры. При «выключенной» улыбке лицо его кажется мрачным, тусклым, стертым. Но стоит ему улыбнуться, весь его облик преображается, становится обворожительно-лучезарным…

Анастасия Бедуля, 26 лет. Однокурсница Никитки и Голышкина. Специальный корреспондент службы новостей региональной телерадиокомпании. В голове у неё пустовато, зато языком, как говорится, способна рожь молоть. И она мелет чепуху с таким воодушевлением и на таких скоростях, что мало кто по-настоящему способен в полной мере оценить изобилие выпаливаемых ею нелепостей.

Александр Нилович (Шура) Генералов, 48 лет. Художник. Мэтр, гуру, создатель и остроумный толкователь местного якобы «фольклора», не имеющего под собой серьёзной исторической основы, однако забавного и весьма способствующего популярности автора. Любитель жить со смаком. Ловко сочетает имидж бескорыстного «почвенника» с умением во все времена быть в моде и дорого стоить. Большой любитель женского пола. В творчестве это ярче всего проявляется в его популярной серии «Павушки», во множестве вариаций воспроизводящей «народный» женский тип – эдакий сплав образов могучей в труде и бою русской крестьянки и пышнотелой античной богини плодородия. Однако в личной жизни «Шура Генералов» (так он подписывает свои творенья) отдает предпочтение миниатюрным пацанкам из числа собственных учениц.

Христофор, 30 лет. Художник. Увлечён древней историей российского Причерноморья и темой Великого шёлкового пути… Спокойный, рассудительный, бесконфликтный молодой человек, приветливый с мужчинами и ненавязчиво галантный по отношению к женщинам. Говорит негромко, у него правильная литературная речь профессионального лектора, педагога… 

Олег Иванович, лет 50. Художник. Флегматичный добряк. На всех смотрит с интересом и одобрением, всем улыбается. Молчун. Но если открывает рот, говорит метко.

Галина, Валентина – дамы неопределенных лет, но ещё не вышедшие из возраста любви. Художницы. Обе в данный момент не замужем. Богатый жизненный опыт делает их наблюдательными и едко-ироничными, но он же мешает им безотчетно отдаваться соблазнам и вдохновениям. В отличие от мэтров, они не очень благополучны финансово, поэтому рады самой возможности «бесплатно» побывать в бархатный сезон на побережье и написать на натуре несколько пейзажей.

Юлька – студентка художественного училища, горячая поклонница творчества Шуры Генералова и на данный момент его любимая ученица.

Амазонка – прелестное юное создание; ее одежда и вооружение соответствуют описаниями древних авторов.

Мамушка – мать Языкова, полупарализованная старушка. Передвигается в инвалидном кресле. После инсульта у неё сознание пятилетнего ребенка. Зато и людей она «проницает» чутко и тонко, как ребёнок: хорошему человеку – бурно радуется; на плохого машет руками и отчаянно протестует, пока его не убирают с её глаз. Появления её на людях непредсказуемы и всегда внезапны, Языков этому не препятствует. К матушке он относится исключительно нежно.

Зоя Ивановна – соседка, присматривающая за матушкой Языкова и ведущая его хозяйство.

Археолог, помощник Антона Боярова.

Оператор губернской ТРК, постоянный молчаливый спутник Анастасии Бедули.

Охранники, чиновники из свиты Мадам.

Глава поселковой администрации, в обиходном обозначении – М э р.

Начальник поселкового отделения полиции.

Воспитательница и группа ее подопечных из детского дома.

Арсюшка – детдомовец лет пяти.

Представители разных районов губернии, привлечённые к строительству и презентации казачьей этнодеревни «Разгуляй»:

Василий Иванович, руководитель районной делегации;

Женщины, ищущие уединения, из той же делегации;

Казак на сторожевой вышке;

Главный коневод (Дмитрий Павлович);



Коллеги и односельчан Главного коневода;

Атаман районной казачьей организации;

Хитромудрые – делегация, догадавшаяся привезти с собой «яблоневый сад»;

«Бабка Ёжка»  и  «Колдун» – клубные артисты, сотрудники одного из районных ДК.



Тени – древние греки, славяне, скифы, сарматы, хазары, синды, монголо-татары, турки, казаки… 

ЧАСТЬ I. Суббота.

ЗАПОЛОШНАЯ СТРОЙКА



Кащеева гора. Раннее утро.

… Высокий обрывистый берег южного моря – где-то здесь пролегает символическая граница между Европой и Азией. Несколько тысячелетий на этом легендарном пятачке бурлила, не прерываясь, человеческая деятельность, сменяли друг друга народы и цивилизации, а теперь это глухое российское захолустье, пустынное степное пространство, административно относящееся к расположенному неподалеку приморскому поселку Кащеевка. Над равниной поднимается огромный округлый холм – Кащеева гора, в народе называемая также Лысой.

Никаких признаков жилья или человеческой деятельности, кроме широкого археологического раскопа у подножия холма, поблизости нет. Однако в эту субботу обычно безлюдная Кащеева гора буквально облеплена людьми. Выполняя срочный приказ, представители всех районов губернии возводят здесь бутафорскую казачью станицу. На воскресенье назначено торжественное открытие нового музейного комплекса, который, по замыслу губернских властей, должен едва ли не в одночасье превратить тихий рыбачий и винодельческий поселок в золотоносную туристическую жилу.

Весь холм разбит на сектора. Каждый снабжен табличкой с указанием района, отвечающего за оформление объекта, расположенного в данном секторе. Рядом – это уже для будущих посетителей «музея под открытым небом» – вывески с названием самих объектов.

Итак, в это утро на горе царит бешеная суета. На входе в «станицу» устанавливаются ворота с ее названием – «РАЗГУЛЯЙ», а также «Сторожевая вышка». Неподалеку возводится каркас будущей «Часовни». Ставятся гипсокартонные (как бы – саманные) стены «Хаты атамана». На подворье «Хаты кузнеца» живописно размещаются разнообразные железные изделия. Кипит работа и на «Мельнице», и на подворьях «ткача», «пекаря», «пожарного», «винодела»… А где-то посреди «станицы» народ, фантазируя почем зря, пытается воспроизвести «Хату бабы Яги»… 

Подъезжают все новые автобусы, привозя заспанных, проведших ночь в дороге людей. Выгружаются короба с казачьими костюмами, старинной домашней утварью – всем, что собрали по сусекам.

… Из одного автобуса вновь прибывшие вытаскивают привезенные с собою почти взрослые яблони …

… Только что приехавшие женщины из другой делегации, беспокойно озираясь, о чем-то спрашивают у своего руководителя. Он пожимает плечами и окидывает рукой пространство на холме и вокруг. Женщины возмущены. Однако видя, что других вариантов справить естественные надобности не предусмотрено, отправляются в путешествие по горе в поисках хотя бы сколько-нибудь укромного местечка…

… То тут, то там мелькает группа чиновников губернской администрации во главе с Голышкиным. В предвкушении неумолимо приближающегося «часа Икс» они все больше сатанеют: их хлопотливое усердие трансформируется почти в панику, вскипает потом на их озабоченных лицах, прорывается истерической яростью в мимике, жестах, интонациях… 

… На «проспекте», разделяющем два ряда хат, расположилась съемочная группа губернского телевидения. Анастасия Бедуля что-то бойко тараторит, вертясь и размахивая руками, чтобы привлечь внимание телезрителей к тому или иному объекту… Вид у нее такой взбудораженный и притом торжественный, будто она ведет репортаж с космодрома, откуда вот-вот стартует к Марсу первая пилотируемая ракета… 

… Женщины, ищущие уединения, убеждаются в том, что в подобной ситуации и при таком ландшафте это затея бесполезная, и, в конце концов, придумывают остроумный «выход». Облачаются в привезенные для завтрашнего празднества широкие оборчатые юбки, становятся в хоровод лицом наружу, расправляют подолы – и каждая из них, как Принцесса в сказке про Свинопаса, делает в этом укромном кружке свое тайное дело.

… Казак, мастерящий крышу на «сторожевой вышке», внезапно упирается взглядом в этот «хоровод», ужасно смущается, усмехается – и деликатно отворачивается…



В раскопе.

… В археологическом раскопе идет обычная работа; копошатся, ощупывая каждый комочек земли, сотрудники экспедиции. Антон Бояров, стоя на краю раскопа, хмуро наблюдает за происходящим на горе …



Голышкин  (подходя).  Антон Сергеевич, доброе утро! Извините, что отвлекаю, хочу напомнить: ваша задача назавтра – проводить экскурсии в раскопе, отвечать на вопросы гостей… 

Антон  (неприязненно).  Моя задача? Я вообще-то – на всякий случай – научный сотрудник института археологии Российской академии наук и уполномочен ею…

Голышкин  (раздраженно, жёстко перебивает его).  Если бы вы только знали, как мало волнуют меня ваши московские связи и полномочия! На сегодня я уполномочен подготовить мероприятие, которое находится под особым контролем губернатора. Ваш раскоп – часть экспозиции. И вы будете проводить тут экскурсии, если не хотите, чтобы ваш объект был заморожен, а изыскания отложены на неопределенный срок.

Антон  (сцепив зубы).  Понятно.

Голышкин со товарищи уходят.



Антон  (со жгучим, но бессильным презрением).  Гадёныш… М-мадамово яблоко!..

Археолог.  Думаешь, он и впрямь – … ? Не зелен ли – для Мадам-то?

Антон  (в сердцах).  Почём я знаю! Свечку не держал. Да только у этих административных мальчиков на лбу написано: «Всегда готов! На все согласен!»

Археолог.  Обидно, что никакой управы на них нет. Ладно, мы, слабые, грешные, затурканные… А Бог-то куда смотрит?

Антон  (с нехорошей усмешкой).  Полагаю, Бог все-таки знает, куда ему смотреть. Они ещё своё получат…

У коневодов.

… Коневоды обустраивают свое подворье. При этом с изумлением поглядывают через плетень на то, как на соседнем дворе «сажают» в сухую твердую землю «яблоневый сад».



Главный коневод.  Гляди-ка, соседи-то наши чего творят. Взрослые яблони в землю вставляют!

Коневод.  Да-а, мы вот до такого не додумались…

Главный коневод.  И слава богу. Сколько деревьев загубили, ироды!

Коневод.  Видно, в раж вошли. Перед Мадам выслуживаются.

Главный коневод.  Сохрани нас Бог от такого ража. Миллионы в землю зарываем. Зимой же всё это сгниёт к чёртовой матери – на дождях, на ветру, без присмотру… А кто в итоге ответит?

Коневод.  Знамо дело – никто. К зиме этим – там, наверху – что-нибудь другое приспичит.

Голышкин  (материализуясь, как чёрт, из воздуха).  Ребята, не стоять! Солнце уже пошло на последний круг. Всякая минута на счету!.. (Исчезает).

Главный коневод.  Понял? Наше дело холопское. Сказали – поставить к воскресенью «Конюшню», вот и ставь, пока не обанкротили за строптивость.

Коневод.  Да ни хрена я не понял. Диверсия какая-то, право слово.

Главный коневод.  Интересно все-таки, чего они этим заполошным штурмом Кащеевой горы добиваются?

Коневод.  Видно, шабаш у них тут завтра. Типа – «царь Кащей зовёт нас в гости»…

На посту №1.

... Анастасия Бедуля готовится выдать в эфир очередной репортаж. Около неё останавливается Голышкин со свитой.



Голышкин.  Бедуля, прибавь оптимизма. Огонь в глазах и пафос, пафос, пафос! Главное, не забывай упоминать, что идея казачьей этнодеревни принадлежит лично губернатору. И как можно чаще цитируй Мадам… кхм… то есть, Зинаиду Степановну. Ты должна неуклонно вбивать в головы телезрителей основные тезисы проекта.

Анастасия.  Будет сделано, Геничка! То есть, Евгений Палыч. (Делает знак оператору и начинает с ураганной скоростью говорить на камеру – пронзительным, резким голосом, треща словами подобно граду, колотящему по стеклу). Здравствуйте, уважаемые телезрители! Я, Анастасия Бедуля, специальный корреспондент программы «Губернские новости», начинаю очередной репортаж с постоянно действующего поста, установленного нашей телекомпанией на Кащеевой горе для того, чтобы мы с вами могли отслеживать все нюансы строительства суперобъекта сезона – казачьей этнодеревни «Разгуляй». Беспримерный марафон уже близится к финишной отметке, завтра в 10 утра здесь, у самого синего моря, в той неслучайно выбранной нашим губернатором точке, где Европа сходится с Азией, состоится торжественное открытие уникального объекта культуры, которому суждено прославить и озолотить наш замечательный край и про который Зинаида Степановна Огурцова, начальник департамента культуры, руководящая строительством «Разгуляя», на днях недаром сказала, что благодаря ему наш регион, наконец-то, реально обозначится на карте мира и получит официальную прописку во всех туристических справочниках планеты… 

У раскопа.

… Антон стоит на краю раскопа. Позади него – сияющий простор неба и моря. Перед ним – облепивший гору нелепый человеческий муравейник.



Антон.  Эх, Расея-Евразия! Страна чудес и безобразия...

Археолог  (снизу).  Да брось ты расстраиваться, Антон. Эти внезапные инициативы сверху – как грипп. Налетело, прочихались – и забыли.

Антон.  Мы-то, конечно. Мы, как всегда. Перетерпим… А вот выдержит ли гора?..

НА ПЛЕНЭР «ПО АМАЗОНКИ».



Столица губернии. Площадка перед Центральным выставочным залом. Утро.

… У входа в зал стоит небольшой автобус. Группа художников занимается погрузкой картин в багажный отсек.

Борис Борисович, стоя у передних дверей, внимательно следит за происходящим. По всему видно, что в предстоящем путешествии он играет ключевую роль. Во всяком случае, так полагает он сам.

Дамы, Валентина и Галина, с интересом наблюдают, как Христофор безуспешно штурмует заднюю дверь. Его работа столь габаритна, что никакие ухищрения не помогают пропихнуть её в салон.



Галина.  Никак решил сразить Кащеевку наповал?

Христофор  (вытирая пот с лица).  Почему бы и нет?

Валентина  (Галине).  Наш пряный, сахарный и нежный Христофор внезапно впал в монументализм.

Христофор.  Расту.

Галина.  Или выслуживаешься?

Христофор.  И это не помешает. Борис Борисыч, по всему видать, человек серьёзный, а дело-то перспективное. Мне сказали, нужно что-нибудь скифско-хазарское или в этом роде… А я как раз начал серию «Великий шелковый путь»… 

Галина.  Ну уж ты слишком буквально воспринял. Еще бы сцену из «Амазономахии» притащил.

Христофор.  Амазонок, насколько я понимаю, мы будем в ходе пленэра писать. А вы с чем едете?

Валентина.  Да мы особо не мудрили. Парочка морских пейзажей – думаю, на пожарный случай сойдет.

Олег Иванович  (с небольшим пакетом в руках, подходя).  Охотникам за амазонками – наш пламенный привет.

Галина.  А вы, Олег Иванович, что-то уж больно налегке…

Олег Иванович.  Да у меня тут папка с рисунками, давние фантазии на тему Тридевятого царства, Кащея и прочей родимой древности. По молодости очень увлекался. Вот и пригодились. Места-то как раз те самые.

Христофор.  Вопрос, конечно, спорный…

Валентина.  А вон и Шура Генералов с очередной любимой ученицей.

Галина.  Не думала, что он соблаговолит осенить своим великим именем сей странный вояж. Однако это вдохновляет. С таким мэтром и выставка в Кащеевке, и пленэр приобретают стопудовый престиж.

Валентина.  Интересно, что могло его прельстить в этом пленэре? У него у самого дача на море.

Христофор.  На даче жена, а на пленэре – муза. Которая, кстати, вполне может позировать ему в качестве амазонки.

Шура  (раскланивается с женщинами, пожимает руки мужчинам. Говорит гулким раскатистым бас-баритоном).  Доброе утро, коллеги. Как настроение?

Валентина.  Боевое.

Галина  (Шуре с Юлькой).  «Что у вас, ребята, в рюкзаках?»

Валентина.  Спорим, одно из двух: сельская пирушка или павушка.

Шура  (с тяжеловесным спокойствием памятника).  Пирушка не по теме.

Христофор.  А павушка?

Шура.  Павушки – они всегда к месту. (Достает из пакета картину с изображением обнаженной пышнотелой женщины, нежащейся в морской волне.) Возражения будут?

Христофор.  Ни малейших.

Галина.  Вот разве что – в данном случае больше бы подошло названье «Лебёдушка»…

Христофор.  А это павушка семейства лебединых.

Шура.  Вот истинно прилежный ученик. Зрит в глубину, не соблазняясь дешёвыми выгодами дежурного зубоскальства. Сюжет – это ведь только верхняя тоненькая оболочка смысла. Всего лишь ручка от двери, за которую берутся, чтобы войти в произведение искусства. Основная информация всегда внутри, за сюжетом.

Валентина  (поворачиваясь к Юльке, с восхищением взирающей на своего кумира).  Ну, с мэтром не поспоришь. А девушка?

Шура.  Она еще маленькая. Пока отрабатываем цветочки.

Олег Иванович.  А цветочки – они всегда к месту.

Шура  (невозмутимо).  Вот именно.

Христофор.  Александр Нилович, вы загружайтесь, а потом я опять попробую. Как-нибудь сверху.

Возня с погрузкой возобновляется. Из дверей Выставочного зала выходит Лада – в прелестном наряде отпускницы, отправляющейся на морскую прогулку. Увидев её, Борис Борисович вздрагивает, весь светлеет, преображается…



Борис.  Ладушка! Как вы тут оказались? Неужели едете с нами?

Лада.  Здравствуйте, Борис Борисович. Во-первых, я здесь работаю. Старший научный сотрудник. Во-вторых, пишу диссертацию о современном изобразительном искусстве Юга России. Так что эта ваша затея с пленэром и амазонками для меня настоящий подарок. А в-третьих…

Борис  (любуясь ею).  В-третьих?..

Лада.  Пока секрет. Языкову скажу, когда приедем. А вы покуда для меня в этом деле «тёмная лошадка».

Борис.  Вообще-то это моя идея. Это я привлек Языкова в свой проект.

Лада.  Не сомневаюсь, что и Языков всего лишь привлёк вас к участию в очередной своей хитроумной затее.

Борис.  А моя затея разве не хороша? Для Языкова просто спасенье. Его ведь снова из начальников турнули …

Лада.  Безработный мэр? Это его перманентное состояние. Народ за него всегда готов голосовать, а вот с властями у Языкова роман бурный и неоднозначный. Что он задумал, нам не угадать. Этот душка-идеалист на самом деле хитёр, как сто китайцев.

Борис.  Даже если и так – мы с ним сейчас нужны друг другу. Феномен амазонок я исследую не один год, книгу вот только что закончил, скоро выйдет. Фундаментальный труд. Надеюсь произвести фурор.

Лада.  А вы не изменились. Все тот же отличник высоконаучного буренья.

Б о р и с (добродушно). Специалист, флюсу подобный? 

Л а д а. Простите, вырвалось. Вспомнились старые шутки.

Борис.  Что ж, я готов их снова слушать…

Появляется Никитка. По-приятельски приветствует суетящихся на погрузке художников и уверенно направляется к передним дверям автобуса.



Лада.  Если честно, представить не могу, кого бы тут в самом деле могли заинтересовать амазонки… 

Никитка.  Меня! Они уже интересуют меня! Здравствуйте, Лада Юрьевна. (Борису.) Добрый день…

Лада  (подсказывает).  Борис Борисович… 

Никитка.  Очень приятно. Можно войти?

Борис  (крайне недоволен тем, что его разговор с Ладой прервали). А вы кто такой? Художник? (Смотрит в список.)  Ваша фамилия?

Каталог: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©netrefs.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет